xmarino4ka: (Default)

Мама Оксаны Севастиди раскрыла содержание смс, за которое посадили дочь

По словам пенсионерки, Оксана ответила на вопрос знакомого о том, стоят ли в Сочи танки, причем ответ был отрицательный

Дело Оксаны Севастиди, которой присудили 7 лет колонии за смс о танках, следующих в сторону Абхазии, обрастает новыми подробностями. «МК» удалось связаться с мамой узницы, которая рассказала хронологию событий. Пенсионерка утверждает, что дочь видела адресата сообщения всего два раза в жизни. При этом он сам был инициатором переписки, которая состояла всего из одного провокационного вопроса со стороны мужчины и безобидного ответа от женщины. Дело Оксаны Севастиди уже стоило жизни одному человеку. После известия о том, что Оксану посадили, ее бабушку сразил инсульт, от которого она скончалась.

Мама Оксаны Севастиди раскрыла содержание смс, за которое посадили дочь

***

Как уже сообщал «МК», на днях стало известно о том, что в колонии в Кинешме отбывает наказание 46-летняя Оксана Севастиди, обвиненная в госизмене. Женщина осудили за смс-сообщение, которое она якобы отправила приятелю в Грузии. Мы выяснили, как все было на самом деле.

Оксана с мамой и бабушкой жили в Сочи с 1994 года. До этого они 18 лет проживали в Сухуми, где она закончила русско-грузинскую школу. Когда началась война, им пришлось бежать в Сочи, бросив две квартиры. Бабушка Оксаны — ветеран ВОВ, и благодаря ей семью обеспечили жильем — комнатой в общежитии, а не так давно дали квартиру. В Сухуми Оксана работала в горкоме Комсомола, потом во вневедомственной охране МВД. А в Сочи матери и дочери пришлось устроить в торговлю: Светлана Ивановна работала на рынке, а Оксана — продавщицей в хлебном магазине. Первый муж Оксаны умер, он был грек по национальности, именно его фамилию Оксана сейчас носит, в девичестве она Панченко. Несколько лет назад она снова вышла замуж, за грузина Зурика, который живет в Сочи, работает водителем. Хотела поменять фамилию, когда исполнится 45. Но этот день рождения она уже отмечала в тюрьме.

- Политикой Оксана никогда не интересовалась, - рассказывает мама женщины Светлана Ивановна. - Она была домашним человеком, у нее был доступ к интернету, но там она только в компьютерные игры в соцсетях играла: цветочки поливала, каких-то зверюшек кормила. Оксана очень уважает нашего Президента, более того, она член партии «Единая Россия». Мою дочь в нашем районе все любят и все знают, ее даже называют «Мать Тереза» за доброту. А того парня, из-за которого все произошло, она даже толком не знает.

Адресата злополучного сообщения — Тимура Бускадзе — Оксана видела всего два раза в жизни. В Тбилиси у нее осталось много друзей, она периодически их навещала. В 2006 году на абхазско-грузинской границе близ города Зугдиди, когда Оксана ехала в Грузию с двумя подругами, она познакомилась с одним парнем, таможенником. Он поинтересовался, откуда они? Девушки ответили, что из Сочи, но долгое время жили в Сухуми. Парень обрадовался и рассказал, что он тоже родом из Сухуми, его вывезли оттуда в начале войны, когда он был еще ребенком. Оксана поинтересовалась, кто его родители, Тимур назвал фамилию и сообщил, что папа работал в МВД. Оказалось, что Оксана с ним даже знакома, работали вместе. Так они подружились и обменялись телефонами. Во второй раз Севастиди и Бускадзе увиделись уже в начале 2008 года, там же, на границе.

Оксана Севастиди. Фото: соцсети

А в апреле женщина отправила ту самую смс, ставшую роковой. Вот как это было.

Оксана сидела дома и играла в компьютерные игры. Телефон подал сигнал: пришла смс, отправитель — Тимур: «Оксана, у вас что, танки стоят на платформе?». Она послала ответ: «Раньше стояли, сейчас не знаю».

Что в итоге отражено в деле? Что Оксана не просто подтвердила факт передвижения танков, но даже сосчитала и охарактеризовала их. А так же якобы она звонила адресату. Женщина это категорически отрицает. Было всего одно сообщение.

После этого Тимур на связь ни разу не выходил.

А через семь лет 15 января 2015 года, Оксане позвонили домой и вызвали в ФСБ. Там ее стали расспрашивать, работала ли она на грузинские спецслужбы. Женщина не могла понять, чего от нее хотят, отвечала отрицательно. Тогда ей зачитали ее же смс-ку. «Это было так давно, я даже не помню об этом!» - поразилась Оксана. Затем силовики приехали с Оксаной домой, изъяли ноутбук, телефон и увезли снова. Домой она не вернулась — ее сразу отправили в СИЗО в Краснодар.

- Оксану увезли в том же, в чем она стояла, - вспоминает Светлана Ивановна. - Я с ума сходила, пока ждала ее, 10-11-12 ночи — дочери все нет! Мне же никто ничего не сказал. Оксана упросила охранников СИЗО позвонить мне и предупредить. Утром я пришла к сотрудникам ФСБ. Я рассказала, что дочь не имеет отношения к спецслужбам, она работала на рынке в магазине, даже политические программы не смотрела. «Ваша дочь — шпионка!» - отрезали мне. Я упала в обморок...

Пенсионерке пообещали разобраться. Она поехала в Краснодар, где следователь вроде бы дал надежду на то, что Оксану вскоре отпустят, но этого не случилось. За это время следователь Троян вызывал ее на допрос всего два раза. По делу Севастиди написано четыре тома. Самое главное — и подозрительное — совершенно не заинтересованный адвокат. После приговора он не подал вовремя апелляцию. Хотя семья платила ему деньги.

Второй нюанс — следствие совершенно не заинтересовалось личностью Бускадзе. Разве что возвело его в ранг сотрудника грузинских спецслужб.

- Почему в деле написали, что он работает в разведке, я не знаю. Причем они указали его номер телефона и в нем 11 цифр. А тбилисские номера состоят из 12 цифр.

- Вы сами звонили на этот номер?

- Я пыталась дозвониться ему, мне сказал автоответчик, что такого номера не существует. Я его хотела по-человечески спросить: за что ты так поступил с моим ребенком?

Когда Оксану арестовали, на руках у Светланы Ивановны была пожилая мама, за которой требовался постоянный уход. Пенсионерка до последнего не сообщала ей о том, какая беда случилась с внучкой Ксенией. Но когда Оксану приговорили к лишению свободы, все пришлось рассказать. Бабушка Севастиди не пережила известия: у нее случился инсульт и в апреле 2016 года она умерла. Сама Светлана Ивановна тоже находится под постоянным наблюдением врачей: на нервной почве обострились все болячки.

- Почему же Вы сразу не обратились к правозащитникам?

- Жалею, что не забили тревогу сразу. Но меня запугали. Сотрудники ФСБ велели держать язык за зубами, мотивируя, что это в наших же интересах. Кроме того я совершенно не подкована юридически, я не знала, что делать.

Недавно от Оксаны пришло письмо, она писала, что попросила ФСИН перевести ее поближе, в Краснодарский край, чтобы мама могла ее навещать. Ей отказали: «Причин для перевода нет». Писала, что первый раз в жизни увидела снег, что отряд хороший, ее не обижают. Что вызывал начальник колонии, спрашивал: «Дай хоть посмотреть на тебя, у меня по такой статье никто не сидел. Что же ты такое натворила?»

- Ее обвиняют в том, что она передавала секретные сведения, - говорит Светлана Ивановна. Но о чем она могла рассказать? Она даже не знает, где военная часть находится. А эти танки мы все видели, все знали, что они идут в Абхазию — какой же здесь секрет. Как они могли посчитать ее шпионкой, если она даже не первая написала смс, а просто отвечала на вопрос? «Мамочка, я даже не подумала, что совершаю что-то незаконное!» - признавалась мне Ксюша. Да и кто бы подумал! Помогите нам чем можете. Мое сердце разрывается на части.

***

В распоряжении «МК» оказалось письмо, которое Оксана Севастиди направила в правозащитный центр «Мемориал» из колонии в Ивановской области. Публикуем отрывок:

«Уважаемый Сергей Константинович! Я была осуждена Краснодарским краевым судом по статье 275, срок 7 лет за смс-сообщение. Дело мое и Харебава (Екатерина Харебава — жительница Сочи, тоже осужденная за шпионаж в 2014 году за смс о военной технике. - авт.) вел один следователь и осудил тот же судья. Мое смс было послано в апреле 2008 года, никаких боевых действий не было, я находилась в Сочи. А арестовали меня 15 января 2015 года, мотивируя, что шла война в Осетии. Но она началась в августе. Я давала одни показания, а в суде прозвучало все по-другому, даже показания матери были изменены. <...> Дома у меня осталась одна престарелая мама, больше у нас никого нет. Мне приписали неизвестно что, а я просто работала в хлебном магазине и ничего не подозревала. Прошу вас, умоляю, помогите разобраться в моем деле, вы единственная надежда, которая осталась у меня. Место, где я сейчас нахожусь, мне кажется сном, что все это не со мной происходит. Прошу вас помощи не только за себя, вы спасете и еще одну жизнь — моей мамы.»

Случай с Севастиди — не уникален. Достаточно вспомнить Светлану Давыдову из Смоленской области, которую обвиняли в разглашении дислокации российских войск в период активной фазы конфликта с Украиной. В том же Краснодарском крае гражданку Грузии Екатерину Харебаву осудили на 6 лет за смс примерно аналогичного содержания, что и в случае с Оксаной. Отметим, что дело Давыдовой в итоге закрыли, а Харебаву довольно быстро освободили в рамках совместной амнистии. Кстати, дело Екатерины и Оксаны рассматривал один и тот же судья. Складывается впечатление, что правоохранители и Фемида выполняют некий план по числу разоблаченных изменников Родины. А когда над чиновником довлеет план, ему все равно кого хватать — настоящего шпиона или обычную продавщицу.

ЧТО ГОВОРЯТ ЮРИСТЫ

Адвокат Оксаны Севастиди Иван ПАВЛОВ:

— Закон «О государственной тайне» четко гласит, что к гостайне относятся «защищаемые сведения». Однако те сведения, о которых написала в смс Оксана, она получила невооруженным глазом. Если любой человек может их увидеть, их никоим образом нельзя отнести к государственной тайне. Мы будем приводить соответствующие документы, чтобы доказать свою правоту.

Адвокат Дмитрий АГРАНОВСКИЙ:

— Согласно статье 275 УК РФ была дополнена в 2012 году, и теперь госизменой является не только выдача государственной тайны, но и таких вот сведений о перемещении войск. Чтобы любому было понятно, поясню так. Если в Великую Отечественную войну какой-то гражданин собирал сведения, совершенно легально, просто наблюдая из окна своего дома за перемещением войск, и сообщал их немцам, что это было? Ни у кого нет сомнений на этот счет, я думаю. Даже если этот человек и не выдавал государственную тайну, он наносил ущерб обороноспособности государства. Статья 275 была дополнена такими положениями, поскольку очевидно, что когда гражданин а) собирает сведения о перемещении войск и б) сообщает их иностранному государству, он наносит ущерб обороноспособности страны.

Есть масса людей, которые интересуются армией или военными действиями. И такие сведения можно собирать, но только для себя, в этом ничего криминального нет. Но когда ты передаешь их иностранному государству, очевидно же, что это может чему-то помешать. Ведь сообщив противнику о перемещении войск, вы тем самым помогаете ему лучше подготовиться. И наши войска могут понести потери, не выполнить какие-то задачи, что может повлечь жертвы среди мирного населения. То есть налицо причинно-следственная связь между действиями лица, совершающего государственную измену, и общественно опасными последствиями. И эти последствия могут быть очень серьезными. Вот потому статью «Государственная измена» и дополнили положениями, которые, к слову, есть у абсолютного большинства государств, — иные действия, направленные против безопасности России.


http://www.mk.ru/social/2016/12/02/mama-oksany-sevastidi-raskryla-soderzhanie-sms-za-kotoroe-posadili-doch.html

Профиль

xmarino4ka: (Default)
Xmarino4ka

December 2016

S M T W T F S
    1 23
4 5 6 7 8910
1112 13 14 15 1617
18 19 202122 23 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 10:44 am
Powered by Dreamwidth Studios